Псковской области

«Майская ночь, или мнемоника»

07 ноября 2018

6 ноября в краснодарском «Одном театре» прошел видеопоказ нашего спектакля «Река Потудань». На показе была ведущий театральный критик Кубани Вера Сердечная. Она делится своими впечатлениями от просмотра.   

Платоновская "Река Потудань" в постановке Сергея Чехова в псковском театре драмы - процесс трудного, почти невозможного припоминания себя. История о возвращении красноармейца Никиты Фирсова становится мнемоническим упражнением, которое герой проделывает в пространстве забвения, в локусе старости.

Все действо проходит на фоне казённого коридора: стены до половины выкрашены зелёной краской. В стене справа ниша, с потолка ее капает вода. Слева - телеэкран, который будет проецировать части красивого женского тела: глаз, губы, пальцы. И четыре кресла, куда будут с трудом усаживаться старики.


То ли дом престарелых, то ли больница (тем более что появится и великолепная, модельная медсестра). Неизбежны киноаллюзии, в частности, "Пролетая над гнездом кукушки". И - "Вальпургиева ночь" Ерофеева, где действо происходит в психбольнице в ночь на 1 мая.

Первые минут сорок в спектакле почти непереносимы. И даже не потому, что на сцене бьют полуобнаженную девушку, что без спешки показаны тяжелые, полуавтоматические старческие движения обитателей этого пространства. А потому, что текст Платонова звучит не просто в записи - в записи, заполненной эхом; начала фраз и абзацев еще слышны, но концы шепчутся и тонут в неотступном индустриальном шуме.


И становится ясно, что зритель, как и постаревший Никита (Виктор Яковлев), вынужден проделывать тяжелую работу по вычленению смыслов из шума, по собиранию истории из ускользающего шепота. Герой мучительно вспоминает прошлое, и зритель вслед за ним вынужден собирать личную словесную нить Ариадны из такого неверного, изломанного материала, как текст Платонова. В какой-то момент кажется, что драматический спектакль устроен по законам контемпа: подает намеки, но не указывает на смысл, открывает бездну интерпретаций.


В середине спектакля происходит перемена: герой обретает большую идентичность, он молодеет (на смену Виктору Яковлеву выходит Денис Золотарев), и голоса, читающие Платонова, уже слышатся четко. На сцене так и не будет произнесено ни слова, но аудиокнига лишится мучительной отрывочности. Женщина, любовь, Люба - яркая, физически подробная работа Илоны Гончар - выводит героя из мрака забвения к себе-прошлому.


Медитативный, анти-развлекательный спектакль, сделанный одновременно и в перпендикуляр с текстом (никакой иллюстрации), и с тонкими параллелями: нет, здесь нельзя представить себе любой текст, Ветхий Завет не пройдет. Действо (без единого слова) выстроено над платоновской историей, но повторяет ее контуры, иногда соприкасаясь. В тексте зеленые ставни - на экране зеленый глаз; "Никита сел на скамейку" - старик тяжело падает в кресло. Импотенция героя воплощается в неумении расстегнуть халатик. А сама Потудань потихоньку выплескивается на сцену, заливает ее.


Поскольку режиссер и сам заявлял о стремлении обнажить у Платонова миф, то миф и получается - в мифическом, зацикленном времени. И оказывается прекрасная женщина, полуголая, в нише, где течет вода и светит свет, в позе зародыша, расправляется, смотрит вверх. Начало и конец любого мифа.


  Добавлю, что спектакль смотрела в записи в Одном театре - спасибо за организованный показ. Конечно, большой процент воздействия всегда утрачивается. И тем не менее.

Увидеть спектакль «Река Потудань» на сцене Псковского театра можно будет 27 ноября в 19:00.     

Источник: Псковский академический драматический театр имени А.С. Пушкина